• $ 63.95 ↓
  • € 71.13 ↑

Инвестиции или «потемкинские деревни» Минздрава?

09:00, 17 июня, 2019

Семь из восьми инвестиционных проектов, заключенных в сфере здравоохранения Удмуртии, являются договорами аренды.

О том, что Удмуртии необходимы инвестиции, в республике заговорили еще в 2015 году при Александре Соловьеве. Тогда свой пост покинул руководитель Агентства по инвестиционному развитию Антон Орлов. За день до этого Соловьев раскритиковал его работу по привлечению денег в регион – 52 млрд рублей вместо планируемых 90 млрд. 

По состоянию на конец мая 2019 года в Реестре инвестиционных проектов Удмуртской Республики находились 119 проектов. Государственный контрольный комитет (ГКК) решил проверить законность и результативность использования бюджетных средств и государственной собственности, предоставленных в 2016-2018 годах на реализацию инвестиционных проектов, в том числе в сфере здравоохранения.

***

По данным проверки, за это время осуществлялась реализация по 8 инвестиционным проектам, инициатором которых являются Минздрав Удмуртии и бизнес. Однако 7 из них, по сути, относятся к текущей деятельности больниц в рамках договоров аренды помещений или оборудования, уверены в Комитете. Региональное Министерство здравоохранения с этой точкой зрения не согласно.

Все «инвестпроекты» в здравоохранении, о которых говорит ГКК, относятся к оказанию услуг по гемодиализу и МРТ. Вопрос с очередями на гемодиализ в 2016 году стоял очень остро, отмечает первый заместитель председателя Госсовета Удмуртии Надежда Михайлова. «Это дорогостоящее оборудование, на эту жизненно важную операцию была сформирована большая очередь из больных. Сегодня в связи с открытием и частных учреждений, которые оказывают эту помощь, что в Глазове, что в ГКБ №6 (Ижевска – прим. ред.) этой очереди нет», - рассказала бывший главный врач 1 Республиканской клинической больницы.

По данным Контрольного комитета, гемодиализный проект в Глазове фактически привел к замене оказания услуг государственным учреждением на частную организацию. До реализации проекта в Глазовской межрайонной больнице отделение нефрологии было рассчитано на 11 мест. Оборудование было изношено, но работало. Сейчас частная организация оказывает услуги на 10 мест. Кроме того, по словам представителя ГКК Валентины Стрелковой, в случае неисполнения условий подписанного договора аренды возникает риск неоказания услуг гемодиализа жителям 6 северных районов Удмуртии. По подписанному документу, после истечения срока аренды предприниматель должен передать больнице оборудование со сроком износа не более 50%. «Однако за 2-3 года до окончания срока договора аренды все оборудование будет иметь 100% износ», - сообщила она. Кстати, старое оборудование больницы частично оставили здесь же – в реанимации, а частично передали в другие медучреждения республики.

В Минздраве Удмуртии информационному агентству «Сусанин» сообщили, что количество мест для гемодиализа соответствует потребности и позволяет проводить процедуру всем пациентам. А что касается риска получить к 2026 году изношенное оборудование, в ведомстве рассчитывают, что арендатор заменит аппараты на отвечающие требованиям соглашения.

Интересная ситуация сложилась и в ГКБ №9 Ижевска, где будущий инвестор сначала без каких-либо документов переделал помещение неработающего бассейна и только потом взял его в аренду и создал центр МРТ. Спустя некоторое время этот договор аренды попал в реестр инвестиционных проектов.

«Минздравом необоснованно инициировано включение в Реестр проектов по созданию центра МРТ в ГКБ №9 и отделения гемодиализа на базе Глазовской МБ, так как на момент принятия решения коммерческими организациями (ООО «МРТ плюс» и ООО «Нефроцентр») уже осуществлены капиталовложения. Однако документы, подтверждающие объем и произведенные расходы, к проверке не представлены, затраты, связанные с увеличением стоимости недвижимого имущества, в бухгалтерском учете больниц не отражены», - утверждают в ГКК. Участники заседания коллегии комитета также отметили, что в ГКБ №9 были выполнены не все условия договора – рабочих мест было создано меньше, чем предусмотрено инвестпроектом. В настоящее время центр МРТ на базе ГКБ №9 исключен из реестра, но 10-летний договор аренды помещения никто не отменял.

Казалось бы, что больницы могли бы и сами приобретать необходимое оборудование для гемодиализа, благо тариф ОМС на эту услугу довольно высокий. Однако этого не позволяет сделать законодательство. По словам Надежды Михайловой, затраты на капвложения – это нецелевое расходование средств фонда ОМС, а вот арендовать дорогостоящее оборудование закон не запрещает. Удмуртия не раз выходила с предложением исправить ситуацию, однако федеральные Минздрав и Фонд ОМС категорически против.

***

Единственный по-настоящему инвестиционный проект в сфере здравоохранения из тех, что проверили в Контрольном комитете, – это создание высокотехнологичного центра МРТ на базе ГКБ №6 Ижевска. Проект, рассчитанный до 2025 года, реализуется в штатном режиме. Но и здесь не без изъяна. Минздрав, который осуществляет полномочия собственника переданного по концессионному соглашению помещения, должен регулярно запрашивать и получать отчеты у ООО «Лучевая диагностика». Но никакой отчетности ни в Минздраве, ни в Минэкономики нет. Оценить пользу и целесообразность поддержки регионом проекта невозможно.

У проверяющих есть претензии к межведомственному взаимодействию Минздрава и Минэкономики. Представитель Минздрава Удмуртии, отвечая на вопросы аудиторов, сообщила, что ранее в ведомстве было целое управление стратегического планирования. Но в ходе административной реформы его расформировали.

«К сожалению, эта чехарда и отсутствие межведомственного взаимодействия и спроса внутри министерств с конкретных подчиненных работников <…> привели к таким печальным результатам. За использование средств инвестфонда отвечает Минэкономики, оно же обязано мониторить реализацию инвестпроектов на основании отчетов отраслевых министерств. В то же время отраслевые министерства обязаны контролировать выполнение показателей инвестпроектов в рамках соглашений с инвесторами об информационном взаимодействии. При этом больницы в оформлении соглашений не участвовали и об их наличии не были уведомлены. <…> У семи нянек дитя без глазу. Здесь, конечно же, нужно совершенствовать и нормативно-правовую базу, которая регламентирует эти вопросы», - сказала заместитель председателя контрольного комитета Удмуртии Светлана Калинина.

По мнению Комитета, профильные министерства должны заниматься своей работой: Минздрав – лечить, Минобразования – учить, а курировать работу с инвестором, следить за отчетностью должны специально обученные сотрудники Министерства экономики, а никак не вчерашние врачи и учителя.

***

Вместе с тем, если посмотреть закон «О государственной поддержке инвестиционной деятельности в Удмуртской Республике», то все эти договоры аренды вполне подходят под понятие инвестиционной деятельности:

- инвестиции - денежные средства, целевые банковские вклады, паи, акции и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, кредиты, любое другое имущество или имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и иных видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного результата;

- инвестиционная деятельность в Удмуртской Республике - совокупность практических действий по реализации инвестиционных проектов на территории Удмуртской Республики в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта;

- инвестиционный проект - совокупность практических действий по вложению инвестиций и достижению их окупаемости, в том числе обоснование экономической целесообразности, объема и сроков вложения инвестиций (бизнес-план).

Налоговый кодекс устанавливает определенные требования к региональным инвестиционным проектам, в том числе и к минимальному объему капвложений. Законодательство Удмуртии дополняет эти требования необходимостью создавать новое производство товаров и рабочие места.

В Корпорации развития Удмуртии информагентству «Сусанин» пояснили, что инвестиционный проект может быть оформлен как концессия, договор государственно-частного партнерства, специальный инвестиционный контракт или, например, договор аренды земельного участка с последующим строительством. Инвестиции - это вложения денежных средств с целью получения прибыли. А концессия, ГЧП, СПИК и так далее - всего лишь инструмент.

Реализация инвестиционных проектов в рамках государственной поддержки должна осуществляться с соблюдением действующего законодательства, в том числе условий договоров (соглашений). Однако по всем проверенным «инвестпроектам» ГКК были установлены нарушения.

2056
0