play
pause
  • $ 66.88 ↓
  • € 76.18 ↑

Экономисты прогнозируют цену на нефть в 70 рублей в 2015 году

15:14, 09 декабря, 2014
15:14, 09 декабря, 2014
2990
1
Фото: expert.ru
1

Специалисты не называют текущую ситуацию кризисом, ограничиваясь терминами «рецессия» или «финансовая турбулентность». Так что же все-таки происходит в стране с точки зрения макроэкономики и вернется ли кризис 2008-2009 годов, рассказала главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова.

Буквально несколько месяцев назад мало кто мог поверить в то, что доллар по отношению рублю перешагнет отметку в 50, а евро вырастет до 60 рублей. Такой скачок произошел в довольно короткий промежуток времени и заставил экспертов рассуждать о кризисе, сбалансированности бюджета и ценах на нефть. Первое, что приходит на ум – ситуация в экономике 2008 года. Падение внутреннего валового продукта (ВВП), удручающее положение в реальном секторе и «взлетевший» курс валюты. Каково текущее положение вещей, и каков макроэкономический прогноз на ближайший год рассказала главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова на ежегодной конференции для СМИ «Банковский сектор: проверка на прочность».

О курсе

Конец 2014 года ознаменовался весьма «пляшущим» курсом валют. В общем и целом, отличие с ситуацией 6-летней давности, по мнению Орловой, большое. С одной стороны - нестабильность финансовых индикаторов оказалась куда более существенная, чем в 2008 году. С другой стороны – происходит это при неплохих показателях роста реального сектора экономики. В прошлый же раз курс рухнул на фоне довольно глубокого экономического кризиса, когда в 2009 году, например, ВВП упал на 8%, а ежемесячное падение промпроизводства составляло под 15%. «Сейчас промпроизводство продолжает расти, ВВП в небольшом плюсе. На самом деле, ситуация в реальном секторе совсем не такая катастрофичная какой была тогда, хотя, безусловно, эмоционально мы гораздо более взвинчены. Но, опять-таки, это связано с финансовой ситуацией», - отметила Орлова.

О внешней ситуации

Внешняя ситуация, безусловно, сильно влияет на то, что происходит в текущий момент. 6 лет назад цены на нефть существенно упали. «Сегодня масштаб обвала не скажу, что сопоставим, но, наверное, где-то похож», - сообщила аналитик. «Сначала никто не ожидал, что они (цены на нефть – прим. ред.) провалятся до 80, потом, после решения ОПЕК, никто не ожидал что ни уйдут ниже 70, тем не менее, это происходит… Все же, экономическая ситуация тоже разная… Тогда падение ВВП и промпроизводства было не только в России. Оно наблюдалось так же и в мире, и в основных лидирующих странах мира. Сейчас мировая экономика чувствует себя более комфортно. Пусть, мы обсуждаем рецессию в еврозоне, какие-то риски, но все-таки мы видим темпы роста экономики в положительной зоне. Поэтому, в общем и целом, с точки зрения потенциала роста и динамики реальных показателей, ситуация выглядит лучше, хотя, безусловно, внешний фон, с точки зрения валютного курса и финансовых рынков, он не дает большой поддержки», - заявила Орлова.

О рисках

Когда экономика нестабильна, мы всегда задаемся вопросом: «А что же с рисками?» Насколько экономика расположена к внутреннему кризису, когда внешне дела обстоят довольно напряжено. В связи с этим, по словам эксперта, первое на что надо смотреть – ситуация с госдолгом. Потому как кризис может запускаться через эти проблемы. И в этом контексте, текущая долговая нагрузка несильно отличается от 2008 года.

«У нас довольно хорошие показатели долговой нагрузки. Внешний долг государства составляет около 3-4% ВВП - это исключительно незначительная сумма на фоне других стран. Корпоративный внешний долг около 20% ВВП, банковский внешний долг - 10% ВВП. Это фактически незначимые изменения по сравнению с тем, что мы видели в 2008-2009 годах. Я бы сказала, что ожидания влияют на настроения валютного рынка по поводу больших долговых платежей в декабре этого года, в следующем году. Они в значительной степени преувеличены... На самом деле, в первые два квартала этого года, несмотря на санкции, российские компании и банки еще могли, пусть не на большую величину, но все-таки наращивать внешний долг. В третьем квартале погашения внешнего долга были всего 16 млрд долларов, хотя официальная статистика ЦБ предрекала, что они будут порядка 50 млрд долларов. Многие иностранные банки готовы пролонгировать кредиты. Они, может, не готовы давать новые кредиты, но частично свой портфель они лонгируют».

Когда есть беспокойства, связанные с внешним долгом с точки зрения платежного баланса, то надо иметь в виду следующий вопрос – будет ли в стране валюта, чтоб платить по долгам. Эти выплаты – капитальный счет, а вот валюта в Россию приходит через счет текущих операций. Поэтому, обсуждая риски и внешний долг, имеет смысл смотреть, что происходит с торговлей. Здесь, по данным Орловой, ситуация тоже не критичная. Торговое сальдо, несмотря ни на что, улучшается.

«У нас ситуация там (в торговле – прим. ред) лучше, чем была в 13-ом году. Там объемы не такие значительные, как были в 2008-2009 году, но этом связано со значительным падением цен на нефть, которое нас сейчас догоняет из-за того, что масштабы импорта стали больше. Но, тем не менее, сокращение импорта, безусловно, окажет поддержку. Грубо говоря, погашения внешнего долга не такие большие, как предрекал официальный график, потому что есть частичная возможность пролонгации, и, во-вторых, все-таки на торговле Россия зарабатывает. Даже в условиях цен на нефть в 60-70 долларов за баррель у нас есть положительное сальдо текущего счета», - рассказала главный экономист Альфа-Банка.

Второй фактор - бюджет. «Безусловно, у нас есть ситуация, что бюджет накопил зависимость от цены на нефть… В этом году 98 долларов за баррель - это та цена, при которой бюджет бездефицитен. Скорее всего, в среднегодовом соотношении она такой и будет, но мы понимаем, что если она останется 70 или 80, даже на следующий год будет небольшой дефицит. Тем не менее, у правительства есть резервные фонды. Это, безусловно, стабилизирует ситуацию, то есть мы не говорим о каком-то бюджетном кризисе. У бюджета очень низкий долг ВВП, есть государственные сбережения. Мы просто говорим о том, что бюджет уходит в дефицит, то есть в каком-то периоде правительство, возможно, будет привлекать деньги с финансового рынка. Это не трагедия», - рассказала аналитик. Единственное, что по ее словам может поменяться по сравнению с 2008 годом, - политика бюджета станет более жесткой. Бюджет старается сохранить нейтралитет без излишнего стимулирования. «По большому счету, это правильно. Потому что, когда мы думаем о бюджетных рисках, правильная бюджетная политика в условиях нестабильности – это экономить и не расходовать излишние средства даже в периоды замедления роста», - считает Орлова.

О долларизации

В 2008-2009 году, по данным аналитика, была явная «склонность населения к долларизации». Например, если годовой прирост валютных розничных вкладов в 2008 году фиксировался на уровне 26 млрд долларов был, и 12 млрд долларов в 2009, то за 10 месяцев объем валютных депозитов снизился на миллиард долларов. Есть тенденция, связанная с тем, что население уходит в наличные сбережения, но по мнению главного экономиста Альфа-Банка, это от части эффект санкций. Население комфортно чувствует себя с рублевыми сбережениями, а ориентируется в основном на инфляцию. Пока этот показатель не достигает 20-30%, люди остаются в рублевых депозитах.

«Объем валютных кредитов – это фактор, который нас очень сильно беспокоил в 2008 году, потому что тогда у населения был достаточно большой объем валютных заимствований. В условиях более-менее фиксированного курса рубля, многие в валюте предпочитали кредитоваться… Нестабильность курса научила тому, что население стало более осторожно управлять своим финансовыми рисками. Это тоже положительный момент. Сейчас доля валютных кредитов в структуре розничных кредитов занимает около 2%. Это несопоставимо с уровнем в 15%, которые мы видели (в 2008 году - прим. ред.). Что изменилось - население стало более чувствительно к повышению процентных ставок», - заявила эксперт.

По ее данным, сейчас порядка 25% доходов населения уходит на погашение долгов. Политика Центробанка по повышению ставок в этом году, которая продолжится и в 2015, привела к такой чувствительности населения. Как отмечает, Орлова, ставки, судя по всему, продолжат рост: «По оценкам получается на самом деле, что, несмотря на то, что Центральный банк очень значительно ставки повысил, равновесные процентные ставки еще выше. Выше где-то на 4 процентных пункта относительно текущего уровня. Это говорит о том, что потенциал повышения процентных ставок, безусловно, еще сохраняется».

О перспективах

Первые беспокойства, которые вырисовываются в перспективах – это ожидания бурного роста экономики в посткризисный период. Действительно, 6 лет назад после резкого падения экономики последовало восстановление. И она несколько лет росла достаточно быстро. Сейчас этот рост фиксируется на уровне 1% в год. Потенциальный рост в России оценивается тоже в 1-2%. Это связано со слабой динамикой инвестиций. Последние два года идет спад этого показателя. Пока нет восстановления активности инвесторов, сложно надеяться на какие-то очень оптимистичные сценарии. «Даже если сейчас мы представим, что у нас кризис и ситуация будет улучшаться в дальнейшем, очень сложно нарисовать картину такого бурного восстановления, как было в 2010 году по ожиданиям», - считает Орлова.

Второе беспокойство связано с инфляцией и повышением процентных ставок. «Курс является важным фактором, составляющих фактором инфляции, не единственным, далеко не единственным, но, тем не менее, мы понимаем, что когда такое движение курса, безусловно, инфляция следующего года имеет все шансы уйти на уровень, может быть, 10-12%. Это будет локальных всплеск. Скорее всего, к середине года потом будет замедление. Тем не менее, это большой вызов для политики Центрального банка и, на самом деле, для всей модели роста. Потому что модель экономического роста в России в последние годы опиралась на потребление, а ускорение инфляции очень сильно сокращает потенциал населения потреблять. Во-первых, потому что напрямую инфляция приводит к снижению реальных располагаемых доходов, во-вторых, потому что, как я сказала, Центральный банк будет вынужден реагировать ни инфляцию повышением процентных ставок», - отметила аналитик.

Точки роста

Что же касается точек роста и тех производств, где можно рассчитывать на позитивную динамику, то, по мнению эксперта, это металлургия и импортозамещение в сельском хозяйстве. «Если говорить про следующий год, я более негативно смотрю на все, что связано с розницей по причине инфляции… Я достаточно позитивно смотрю на обрабатывающие компании и металлургию, которые обслуживают крупные инфраструктурные проекты, потому что считаю, что, скорее всего, будет определенное бюджетное стимулирование в следующем году инфраструктурных проектов реального сектора. На этом фоне металлургия уже в этом году смотрится достаточно неплохо с точки зрения динамики. Я думаю, что, наверное, в каких-то регионах, в каких-то сегментах, это может быть импортозамещение, связанное с сельским хозяйством, но многое, безусловно, зависит от компаний», - отметила Орлова. Она также добавила, что запаса роста этих точек должно хватить, чтоб «удержать экономику в районе нуля». По словам аналитика, в любом случае речи не идет о темпе роста в 3-4%, но и на пессимистичные прогнозы в минус 3-4%, Орлова не верит, потому что экономике хватает запаса прочности. Если эти отрасли позволят удержаться в районе 0, то «это тоже неплохо, но, наверное, это не тот результат, который мы все хотели».

В итоге

Макроэкономической факторы говорят, что предпосылки для экономического кризиса, по словам аналитика, на данный момент нет. Есть чувствительность к цене на нефть. «Сейчас цена на нефть в 70 (долларов за баррель – прим.ред.) просто из реалий рынка выглядит более реалистичной. Поэтому при 70-ти долларах за баррель ВВП, исходя из этой чувствительности, должен сокращается на 0,2%. Тем не менее, это совершенно несопоставимо с тем, что было в 8-ом году. Индикаторы реального сектора сейчас гораздо устойчивее», - считает Наталья Орлова.

Есть, по ее словам, большие вопросы по перспективам, по темпам роста, вызовам инфляции и качеством кредитного портфеля. В кризис 2008 года банки входили с просроченными кредитами в 1%, сейчас этот показатель 4-6%. Есть в системе груз накопленных плохих кредитов. Но, тем не менее, ждать повторения 2008 года не стоит. «Сейчас у нас происходит скорее финансовая турбулентность, нестабильность финансов индикаторов, это в том числе связано с переходом к плавающему валютному курсу, но реальный сектор держится гораздо лучше, чем тогда и об этом не следует забывать», - заключила эксперт.

2990
1